Блог

Авторы

Л.Н. Широкова, Л.Л. Мосина, В.П. Старокожева

Всероссийский научно-исследовательский институт труда,

Москва, Россия

Аннотация

Цель исследования – актуализация конфигурации социально-экономической ситуации в Дальневосточном федеральном округе (ДВФО), ее зависимости от развития транспортной системы, естественного и миграционного прироста рабочей силы, условий для обучения, материальных стимулов, предоставления в аренду бесплатного ведомственного жилья и других факторов, влияющих на условия и уровень жизни населения в регионе. По результатам исследования, подкрепленного многочисленными статистическими данными, авторы статьи делают выводы о том, что для сохранения населения на территории ДВФО, прежде всего молодежи, первостепенное значение имеет обеспечение фактического преимущества в оплате труда, сокращение различий в уровне жизни, а также обеспечение прибывающих рабочих и специалистов арендным жильем за счет работодателя. В статье также представлен зарубежный опыт управления северными территориями.

Введение

Гигантский по размерам Дальневосточный федеральный округ (ДВФО), 6952,6 тыс. кв. км, 40,6 % территории России, начинается с арктического севера Чукотского автономного округа и Республики Саха (Якутия) и заканчивается субтропиками на юге Приморского края [1]. По данным на 01.01.2020 г. в регионе проживало всего 8169,2 тыс. чел. − 5,6 % населения России, наибольшая доля из которых проживала в южных регионах: Республика Бурятия, Забайкальский, Приморский и Хабаровский край и Амурская область (74,0 % общего количества жителей). Для сравнения: в Приморском крае плотность населения составляет 11,5 чел. на кв. км, тогда как на Чукотке этот показатель не превышает 0,1 чел. на кв. км (рис. 1).

Такую ощутимую разницу можно объяснить бурным развитием ряда регионов ДВФО, в которых активно реализуются значимые инвестиционные проекты в области строительства и реконструкции производства. В частности, в городе Большой Камень Приморского края возводится судостроительный комплекс «Звезда», в городе Арсеньев строятся новые цеха на ААК «Прогресс», появились новые производственные мощности и на Владивостокском автосборочном заводе. В Комсомольске-на-Амуре Хабаровского края налажен выпуск регионального пассажирского самолета Суперджет. На Сахалине увеличивается добыча нефти и газа, а в городе Корсакове идет строительство суперсовременного завода по сжижению природного газа. В районе города Свободного ведется строительство Амурского газоперерабатывающего завода.

Что касается развития экономики ДВФО в целом, то, по сравнению с 2018-м г., в 2019-м г. добыча полезных ископаемых выросла на 6,4 %, а объемы обрабатывающего производства и строительных работ снизились соответственно на 6,7 % и 4,7 %. Инвестиции в основной капитал возросли на 3,3%, хотя в Магаданской области этот показатель снизился на 41,1 %, в Забайкальском крае – на 11,0 %, в Республике Саха (Якутия) – на 9,3 %.

В 2020 г. многие социально-экономические показали ДВФО, по сравнению с 2019 г., ухудшились. Так, индекс добычи полезных ископаемых в целом по округу составил 98,4 %, однако в Республике Бурятия, Камчатском крае, Магаданской области он вырос на 15,7 %, 9,2 %, и 3,8 %, соответственно.

В обрабатывающих производствах при снижении индекса в целом по округу на 8,3 % в 4 субъектах РФ ДВФО он вырос (в Республике Бурятия – на 6,8 %, Забайкальском крае – на 8,1 %, в Магаданской и Сахалинской областях, соответственно, на 39,7 и 3,3 %), а значительное снижение показателя произошло в Приморском крае – на 28,3 % и Амурской области – на 7,8 %. Также в целом по округу на 12,6 % снизились инвестиции в основной капитал.

Основные проблемы региона

Одна из важнейших проблем ДВФО − недостаточно развитая транспортная инфраструктура. Прежде всего − низкая пропускная способность основных железных дорог: Транссибирской магистрали (Транссиба) и Байкало-Амурской магистрали (БАМа). В 2014 г., выступая в ходе телемоста, посвященного 40-летию строительства БАМа, Президент РФ В.В. Путин сказал, что на расширение возможностей БАМа и Транссиба из Фонда национального благосостояния будут направлены 150 млрд руб., добавив, что все вопросы уже согласованы. Однако, в 2020 г. он в очередной раз напомнил о необходимости расширения «так называемого Восточного полигона – БАМ и Транссиб» [2, 3]. По поручению Президента РФ для решения этой исключительно важной для страны задачи к строительству и модернизации БАМ будут привлечены военные железнодорожники [4].

Из табл. 1 следует, что показатели плотности железнодорожных путей на Дальнем Востоке намного ниже, чем в других федеральных округах.

Задача развития авиационного сообщения на территории Дальнего Востока не менее актуальна. Предприятия округа, расположенные в Комсомольске-на-Амуре (Хабаровский край), Арсеньеве (Приморский край) и Улан-Удэ (Республика Бурятия) производят гражданские самолеты и вертолеты для малой авиации, однако на сегодня потребность в этом виде транспорта в ДВФО до конца не удовлетворена.

Задача «обновления парка воздушных судов гражданской авиации для обеспечения транспортной доступностью всей территории страны» поставлена в государственной программе «Развитие авиационной промышленности на 2013–2025 годы» от 23 марта 2019 г.

По мнению некоторых ученых, развитие транспортной (особенно авиационной) и социальной инфраструктуры является ключевым фактором притока на Дальний Восток рабочей силы [5].

Недостаток рабочих рук является еще одной проблемой, требующей немедленного решения.

В Указе Президента РФ от 7 мая 2018 г. «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» ставятся такие задачи, как обеспечение устойчивого естественного роста численности населения Российской Федерации; повышение ожидаемой продолжительности жизни населения до 78 лет (к 2030 г. – до 80 лет); обеспечение устойчивого роста реальных доходов населения и др.

Рис. 1. Плотность населения регионов, входящих в Дальневосточный федеральный округ

* При построении рисунка Приморский край был исключен, так как его значение значительно превышает показатели других субъектов РФ Дальневосточного федерального округа.

Таблица 1 Плотность железнодорожных путей общего пользования (на конец года; километров путей на 10000 квадратных километров территории)

Указом Президента РФ от 31 декабря 2018 г. № 622 утверждена «Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019-2025 годы». В документе говорится, что «основным источником восполнения населения Российской Федерации и обеспечения национальной экономики трудовыми ресурсами должно оставаться его естественное воспроизводство. Миграционная политика является вспомогательным средством для решения демографических проблем».

По данным переписей населения 1959 и 1989 гг. численность живущих в Российской Федерации за 30 лет увеличилось на 25,4 %, а на Дальнем Востоке − на 64,5 %. После 1991 г., когда наступил период распада СССР и внедрения в экономику рыночных отношений, рост численности населения снизился как в целом по России, так и на Дальнем Востоке. По данным переписи 2010 г., население России, по сравнению с 1989 г., уменьшилось на 2,8 %, а Дальнего Востока – на 20,9 %.

То есть доля дальневосточников в общем количестве жителей России снизилась с 5,4 % до 4,4 %.

Таблица 2 Распределение числа мигрантов по основным потокам передвижения в 2019 г.

Указом Президента РФ № 632 от 3 ноября 2018 г. в состав ДВФО были включены Республика Бурятия и Забайкальский край. И тем не менее, при том, что численность населения России на начало 2020 г., по сравнению с 2010 г., возросла на 2,7 %, в ДВФО она снизилась на 2,4 %. Исключением стали лишь Республики Бурятия и Саха (Якутия), где численность населения возросла преимущественно за счет коренных народов (табл. 3).

При этом исследователи отмечают, что данная Концепция «ставит перед собой высокие и труднодостижимые цели. Между тем существующие планы социально-экономического развития региона предполагают значительный рост численности населения субъекта РФ для удовлетворения прогнозируемого растущего спроса на рынке труда. Это означает, что демография станет серьезным сдерживающим фактором социально-экономического развития региона, учитывая, что планы этого развития сами по себе не являются столь же завышенными». [6]

Из данных табл. 2 следует, что наибольшее число прибывших и выбывших характерно для Приморского края, а меньшее – для Еврейской автономной области и Чукотского автономного округа.

Обобщенной количественной характеристикой возрастной структуры населения является коэффициент демографической нагрузки (табл. 6).

В России за годы экономических реформ демографическая нагрузка на трудоспособное население постепенно уменьшалась за счет детей (0 – 15 лет) и возрастала за счет лиц старше трудоспособного возраста.

Следует отметить, что численность рабочей силы (в возрасте 15–72 года) изменялась по-разному как в целом по России, так и в ДВФО. В России в 2018 г., по сравнению с 2010 г., она возросла на 2,1 %, а на Дальнем Востоке снизилась на 3,0 %. В октябре – ноябре 2020 г., по сравнению с 2018 г., в целом по России снизилась на 1,1 %, но на Дальнем Востоке возросла на 0,8 %.

Поскольку социально-экономическому развитию Дальнего Востока власти уделяют большое внимание, в дополнение к ранее принятым документам издан Указ Президента РФ от 26 июня 2020 г. № 427 «О мерах по социально-экономическому развитию Дальнего Востока», в котором на период до 2024 года предусмотрено:

  • превышение среднероссийских темпов роста показателей качества жизни по следующим направлениям: повышение ожидаемой продолжительности жизни не менее чем на пять лет; снижение смертности трудоспособного населения не менее чем на 35 %, увеличение годового объема жилищного строительства в 1,6 раза;
  • превышение среднероссийских темпов роста показателей экономического развития, в том числе за счет увеличения накопленных инвестиций до 800 млрд руб., создания не менее 200 предприятий на территориях опережающего социально-экономического развития и в свободном порту Владивосток, а также не менее 30 тыс. новых рабочих мест.

Таблица 3 Изменение численности населения Дальневосточном федеральном округе и в Байкальском регионе (тыс. человек)

Некоторые авторы отмечают противоречивость государственной политики пространственного развития в отношении Дальнего Востока , т. к. предполагая сконцентрировать экономическую активность на ограниченном числе приоритетных территорий, указанных выше, она не предусматривает никаких изменений в деятельности власти на местах. Так, при оценке деятельности губернаторов уделяется особое внимание демографическим показателям (предотвращения оттока населения). Одним из способов решения данной проблемы является «ограничение межрегиональной мобильности населения и сохранение неэффективной модели распределения населения в нынешнем виде», то есть в стимулирование региональных властей заложена система, которая ведет к сохранению «нынешней пространственной структуры населения». [5]

Рассмотрим пути достижения целей и выполнения задач, поставленных в указах Президента РФ, и их влияние на экономику Дальнего Востока и особенно на рынок труда.

Численность населения субъектов РФ: прирост и убыль

На показатель численности населения влияют естественный и миграционный приросты. В целом по России в последние 2 года этот показатель снижался за счет естественной убыли и положительного миграционного прироста, а в ДВФО – за счет отрицательного и естественного, и миграционного приростов.

Положительное значение естественного прироста было зафиксировано только в Республиках Бурятия и Саха (Якутия). Ощутимый же миграционный прирост в 2019 г. наблюдался в Республике Бурятия и Чукотском АО, очень незначительный – в Приморском крае и Амурской области, а в 2020 г. – только в Республике Саха (Якутии). Ниже приведены сравнительные данные по естественному и миграционному приросту (убыли) населения (табл. 4). Исходя из данных табл. 4, естественный прирост населения в ДВФО значительно меньше аналогичного показателя по России в целом. Миграционный прирост также характеризуется отрицательными значениями.

Таблица 4 Естественный и миграционный прирост населения в Дальневосточном федеральном округе (человек)

Зарубежные авторы считают, что отрицательное влияние большого разрыва в уровне жизни между Дальним Востоком и европейской частью России связано с тем, что «Российские федеральные элиты долгое время считали Дальний Восток либо «границей», либо сибирским «тылом». Местные жители считают, что федеральное правительство недостаточно оказывает им поддержку. В результате они предпочитают «голосовать пешком» и мигрируют в европейскую часть России, куда государство вкладывает больше средств. Такая утечка умов еще больше подрывает потенциал экономического развития Дальнего Востока» [9]. Поставленную задачу роста населения за счет естественного прироста мешает реализовать ряд причин и барьеров, таких как смертность населения (в 2019 и 2020 гг. число умерших превышало число родившихся на 9,8 % и 25,4 % соответственно; только в 3 субъектах РФ Дальневосточного федерального округа за рассматриваемые периоды число родившихся превысило число умерших: Республика Бурятия и Саха (Якутия), Чукотский автономный округ), младенческая смертность (Дальний Восток занимает 3-е место среди федеральных округов по числу детей, умерших в возрасте до 1 года, на 1000 родившихся живыми в 2019 и 2020 гг.), число разводов (число разводов на 1000 браков на Дальнем Востоке превышает среднероссийское значение данного показателя как в 2019 г., так и в 2020 г.) и т.п.

Увеличение продолжительности и улучшение качества жизни

Среди национальных целей, перечисленных в Указе о национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 г., значится «повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет».

Как видно из табл. 5, население Дальнего Востока уступает жителям России по продолжительности жизни. Но показатели абсолютного роста в цифрах лучше в ДФВО: за 9 лет (с 2010 по 2019 гг.) население РФ стало жить дольше на 4,4 года: мужчины – на 5,15, женщины – на 3,29 г., а жители ДФО– соответственно – на 4,46, 5,01 и 3,44 г.

При этом внутри округа продолжительность жизни по регионам существенно различается. Если в Республике Саха (Якутия) она приближается к средним показателям по России, то в арктической зоне Чукотского АО, Амурской области, Забайкальском крае она даже ниже средних по Дальнему Востоку. Безусловно, на здоровье населения оказывают влияние тяжелые природно-климатические условия (длительный холодный период, полярная ночь и полярный день, сильные ветры и др.) и тяжелые условия труда.

По данным Всемирного банка, в большинстве северных зарубежных стран продолжительность жизни населения значительно превышает среднероссийские показатели: по данным 2018 г., продолжительность жизни при рождении в Канаде составила 82,0 г., в Норвегии – 82,8 г., в Дании – соответственно 81,0 г., в Финляндии – 81,7 г.

Дефицит квалифицированных кадров: варианты решения проблемы

В последние годы, особенно в 2020 г., в условиях нестабильного социально-экономического положения, в России вырос уровень безработицы. В 2019 г., по сравнению с 2010 г., численность занятых в целом по стране снизилась на 0,6 %, в ДВФО – на 4,4 %., а в 2020 – начале 2021 гг. по сравнению с 2019 г. соответственно снизилась на 0,5 % и возросла на 0,2 %. Но при этом в пяти дальневосточных регионах этот показатель за указанный период снизился, а в шести – возрос: в Республике Бурятия – на 4,5 %, а также в Забайкальском, Камчатском, Приморском, Хабаровском краях, соответственно, на 3,0 %, 4,6, 1,1 и 3,5 %, в Еврейском автономной области – на 14,2 %.

Таблица 5 Продолжительность жизни населения при рождении в Дальневосточном федеральном округе

При этом уровень безработицы в целом по России в 2020 г. по сравнению с 2019 г. вырос с 4,6 % до 5,8 % и соответственно в ДВФО – с 6,0 % до 8,5 %: Этот показатель вырос во всех субъектах РФ округа, кроме Камчатского края, где он остался на уровне 3,8 %.

Вместе с тем, нехватка рабочих рук, особенно квалифицированных работников остается серьезной проблемой, сдерживающей развитие региона на всем протяжении истории его развития.

Потребность работодателей в сотрудниках, зафиксированная службой занятости в конце декабря 2020 г. в целом по России по сравнению с декабрем 2019 г. выросла на 16,6 %, а в ДВФО – на 7,5 %, причем в отдельных регионах ДВФО она возросла довольно существенно: в Камчатском и Хабаровском краях – на 59,2 и 14,3 %, в Магаданской области – на 9,5 %.

Предприятия покрывают свою потребность в сотрудниках прежде всего за счет специалистов, которые постигают азы профессий в высших и средних специальных учебных заведениях Приморского и Хабаровского краев, Амурской области, тогда как в других регионах обучение ведется в филиалах местных и столичных учебных заведений.

Данные табл. 7 показывают, что в целом по России и Центральном федеральном округе потребность в специалистах, заявленная работодателями, может быть удовлетворена за счет выпускников профессиональных образовательных учреждений различного уровня полностью, а в Дальневосточном федеральном округе – менее, чем наполовину. Исключение составляют Республики Бурятия и Саха (Якутия).

Проблему нехватки квалифицированных кадров можно решить за счет привлечения к работе не только выпускников, но и безработных соотечественников, иностранных граждан, имеющих разрешение на работу в России, специалистов из других регионов, работающих вахтовым методом, военнослужащих, проходящих службу по призыву в ДВО, завершающих службу офицеров, имеющих высшее профессиональное образование. Необходимо также сохранять рабочие места за пенсионерами и лицами старше пенсионного возраста. По данным Росстата, в России в целом и в ДВФО в частности прослеживается положительная динамика занятости пенсионеров.

Работодатели, в том числе в северных субъектах РФ округа, заинтересованы в привлечении квалифицированных рабочих и специалистов, чей возраст выше трудоспособного, тем более, что право выйти на пенсию трудящиеся этих регионов имеют на 5 лет раньше, чем жители других регионов России.

Что касается использования иностранной рабочей силы, то по данным, приведенным вице-премьером – полномочным представителем президента в ДВФО Юрий Трутневым на онлайнфоруме «ДФО-2020», на многочисленных региональных стройках, в том числе государственных, трудятся в основном выходцы из бывших союзных республик и стран Азиатско-Тихоокеанского региона, а не местные жители. Доля иностранных рабочих на стройках ДВФО составила около 80 %. Дальний Восток всегда был привлекателен для китайской рабочей силы. По мнению Ю. Трутнева, китайские граждане сыграли «решающую роль на ранних этапах его освоения во времена имперской России». И по сей день, «поскольку российский Дальний Восток все еще находится в тяжелом демографическом кризисе, китайские рабочие-мигранты восполняют дефицит рабочей силы» [9]. Следует отметить, что по данным Минвостокразвития России на территориях опережающего развития и свободном порту Владивосток количество дальневосточных проектов только с участием китайской стороны с 2018 г. увеличилось с 29 до 59 [7].

Другие авторы считают, что в ближайшие годы масштабы деятельности китайских компаний на Дальнем Востоке уменьшатся. Правительство России предпринимает меры по «выведению бизнеса из тени», в регион приходят крупные российские корпорации, вытесняющие мелкие китайские компании. В некоторых дальневосточных регионах в последние годы отменены квоты для иностранных рабочих. «Положение китайского бизнеса настолько хрупкое, что эпидемия коронавируса и связанные с ней ограничения могут просто положить ему конец» – полагают авторы.

Альтернативой являются индийские рабочие «как способ компенсировать подавляющее присутствие Китая в регионе». По мнению индийских аналитиков, регион богат ресурсами при отсутствие достаточного количества рабочей силы. Индия же имеет избыток работников и дефицит ресурсов [11].

Привлечь и закрепить

Привлечению на Дальний Восток специалистов и квалифицированных рабочих, особенно молодых, и их закреплению в регионе способствуют действующие в этих субъектах РФ гарантии и компенсации, обеспечивающие фактические преимущества в оплате труда и уровне жизни населения.

Наиболее важными являются районные коэффициенты, процентные надбавки к заработной плате за стаж работы, дополнительный оплачиваемый отпуск, а также компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно.

В настоящее время вопрос об отмене процентных надбавок и дополнительных отпусков, введенных в 1986 и 1993 г. не ставится. В частности, в пункте 6.2. Генерального соглашения между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством РФ на 2021-2023 гг. предусмотрено «гарантировать обеспечение выполнения в полном объеме действующих гарантий и компенсаций лицам, работающим и проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях». Однако различие в заработной плате и уровень жизни населения северных и восточных районах по сравнению с регионами, имеющими благоприятные природно-климатические условия уменьшается.

Данные табл. 8 свидетельствуют о сокращении различий в средней заработной плате работников большинства субъектов РФ Дальневосточного федерального округа, кроме Магаданской и Сахалинской областей, в которых эти различия возросли. Причиной тому – занижение тарифной части заработной платы, на которую начисляются районные коэффициенты и процентные надбавки за стаж работы в северных и восточных регионах, о чем свидетельствуют данные статистических обследований за октябрь, проводимые 1 раз в два года (табл. 9).

Данные табл. 9 о территориальной дифференциации средней начисленной заработной платы показывают, что ее уровень практически для всех субъектов РФ ДВФО в период с 2019 по 2007 гг. сохранялся ниже среднего по России.

Поэтому, для стимулирования притока работающего населения в эти районы, необходимо повышать тарифную часть заработной платы, а не занижать ее, дискриминируя тем самым оплату труда в северных и восточных регионах.

Таблица 6 Коэффициенты демографической нагрузки на трудоспособное население (на 1000 человек трудоспособного возраста приходится лиц нетрудоспособного возраста)

Таблица 7 Потребность работодателей в работниках, заявленная в органы службы занятости населения на конец декабря 2018 г. и на 2019 г., численность выпускников образовательных учреждений и безработных в 2018 году (тыс. чел.)

Таблица 8 Среднемесячная заработная плата работников арктических территорий и изменения в ее дифференциация за период 20002019 гг.

Таблица 9 Средняя начисленная заработная платы работников по видам выплат в субъектах Российской Федерации

Территориальные различия в стоимости жизни населения и районные коэффициенты

Высокий рост потребительских цен обусловил снижение реальной заработной платы и денежных доходов населения как в целом по России, так и в северных и восточных регионах. В 2015 г. в целом по России и во всех анализируемых субъектах РФ реальная заработная плата снизилась. Однако в 2019 г. по сравнению с 2018 г. в целом по России она увеличилась на 2,9 %, а в субъектах РФ Дальнего Востока – в диапазоне от 1,4 % в Республике Бурятия, до 8,0 % в Сахалинской области. При этом средний показатель роста по Дальнему Востоку равнялся 3,4 %. В 2020 г. по сравнению с 2019 г. в целом по России реальная заработная плата выросла на 2,5 %, в целом по Дальнему Востоку – на 1,4 % (за исключением Хабаровского края и Сахалинской области).

Таблица 10 Территориальные различия в стоимости жизни населения в северных и восточных регионах в 2010 и 2019 гг.

В 2019 г. реальные денежные доходы возросли в целом по России на 1,5 %, в ДВФО в целом на 1,0 %, при этом в Республике Бурятия, Еврейской автономной области и Чукотском автономном округе они снизились, соответственно, на 1,8 %, 0,2 % и 1,0 %. В 2020 г. в целом по России и Дальнему Востоку произошло снижение реальных денежных доходов населения, исключение составил ряд субъектов РФ в составе округа: в Камчатском крае, Магаданской области и Чукотском АО они выросли, соответственно, на 0,1 %, 0,8 % и 5,5 %.

Последний расчет по определению различий в стоимости жизни населения северных и восточных районов по сравнению с центральными районами страны для определения размеров районных коэффициентов и их соответствия установленным еще в 60-е годы прошлого века сотрудники НИИ труда и социального страхования выполнили в ценах и тарифах 2006 г.

В настоящей статье территориальные различия в стоимости жизни населения определены на основе статистических данных о величине прожиточного минимума трудоспособного населения в 4 квартале и стоимости фиксированного набора потребительских товаров и услуг (ценовой фактор) в ценах и тарифах за декабрь 2010 и 2020 гг. (табл. 10).

Приведенные в табл. 10 данные отражают значительные территориальные различия в зависимости от методики расчета. При определении территориальных различий в стоимости жизни населения на основании стоимости фиксированного набора потребительских товаров и услуг, исчисляемого на основе единого объема потребления по 83-м наименованиям товаров и услуг по субъектам РФ, берется только ценовой фактор без учета разных потребностей населения в продуктах питания, непродовольственных товарах и услугах в зависимости от природно-климатических условий. Поэтому территориальные различия в стоимости жизни населения могут незначительно отличаться от минимальных значений районных коэффициентов, применяемых в субъектах РФ.

Таблица 11 Особенности управления арктическими территориями в зарубежных странах

Расчеты территориальных различий в стоимости жизни населения на основе прожиточного минимума трудоспособного населения, учитывающего не только различия в ценах на товары и тарифах на услуги, но и разные потребности с учетом суровых природно-климатических условий жизни в субъектах РФ, показали существенные различия в стоимости жизни населения, которые в большей степени корреспондируются с размерами районных коэффициентов, применяемых к заработной плате работников в субъектах РФ. Сравнение же стоимости жизни в северных и восточных регионах и областях, входящих ранее в Центрально-Черноземный экономический район, показало, что эти различия в большинстве своем еще выше, чем размеры повышенных районных коэффициентов, установленных для отдельных отраслей (видов экономической деятельности).

При решении проблем социального и экономического развития северных территорий России важную практическую значимость имеет изучение опыта управления северными территориями в Канаде, Норвегии, США, Швеции, Финляндии (табл. 11). России наиболее близок канадский опыт, так как в составе этой страны есть районы, которые по природно-климатическим условиям и структурным особенностям ресурсного потенциала имеют сходные черты с северными и арктическими территориями России.

Выводы

Для рассмотрения вопроса о целесообразности сохранения районных коэффициентов или изменения их размеров, в перспективе необходимо разработать новые методические подходы по определению их величины на основе минимального (восстановительного) потребительского бюджета для работника, занятого трудом средней тяжести при нормальных условиях труда или семьи из 4-х человек при двух работающих, т. е. имеющих на работника одного иждивенца, с учетом расходов на образование детей, отдых, медицинское обслуживание, приобретение жилья и др. Аналогичные расчеты целесообразно провести в сравнении с регионом с наилучшими условиями для проживания населения, что позволит определить минимальную доплату за проживание в северных и восточных регионах, меньше которой производить выплаты по районным коэффициентам нельзя.

Резюмируя изложенное относительно зарубежного опыта регулирования арктическими территориями, отметим, что зарубежные страны используют различные финансовые инструменты для регулирования социального и экономического развития. Но, безусловно, их основной целью и главным критерием является минимизация дискомфорта проживающего там населения.

В целях сокращения различий в средней заработной плате между низко и высокооплачиваемыми категориями работников следует ограничить размер заработка, на который начисляются районные коэффициенты и процентные надбавки, например, 8–10 размерами минимальной заработной платы, установленной в каждом субъекте РФ или отдельном муниципальном районе (городском округе).

Для заселения северных и восточных регионов важно сохранить молодежь (в возрасте 15–29 лет), дать ей возможность получить среднее специальное или высшее профессионального образование, а в дальнейшем трудоустроить молодых специалистов.

В целом по России с 1989 по 2019 гг. доля молодежи в возрасте 15–29 лет из-за падения рождаемости в девяностые годы прошлого века снизилась с 20,9 % населения до 17,2 %, а в Дальневосточном федеральном округе – с 25,8 % до 18,6 %.

Мы считаем правомерным восстановить на федеральном законодательном уровне отмененную федеральным законом от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ вторую часть статьи 11 Закона РФ от 19 февраля 1993 г. № 4520-1, в которой говорилось, что «молодежи в возрасте до 30 лет процентная надбавка выплачивается в полном размере с первого дня в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, если они прожили в этих районах и местностях не менее 5 лет». В настоящее время это закреплено в законах или нормативных правовых актах субъектов РФ, а также в отраслевых соглашениях. Кроме того, на федеральном уровне необходимо предусмотреть право молодежи, прошедшей срочную военную службу на Дальнем Востоке в Военно-морском Флоте, а также в других воинских частях, на получение льготного стажа для начисления процентных надбавок, если они после окончания срочной службы были приняты на работу (заключили трудовой договор) в организации или учреждении субъектов РФ этих регионов, которое настоящее время предусмотрено в ряде Отраслевых Соглашений.

Одним из условий переезда молодежи в северные и восточные районы является предоставление жилья, т. к. его приобретение через ипотеку является обременительным и довольно длительным. Весьма уместно включение данного вопроса в Генеральное соглашение на 20212023 гг., в разделе VI «Социально-экономические проблемы развития регионов России, в том числе районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» которого говорится, что необходимо «провести консультации по вопросу временного предоставления работодателями жилья работникам, заключившим трудовые договоры с работодателями и прибывающим в районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности, на все время работы в этих районах и местностях».

Список источников

  1. Латухина К. Рельсы будущего.
  2. Латухина К. Рельсы на Восток.
  3. Гаврилов Ю. БАМ с продолжением.
  4. Makarov I.A. Accelerated development of the Russian Far East: A View through the New International Trade Theory and New Economic Geography. Russia in global affairs. 2018;6(3):110-129.
  5. Motrich E.L. Dynamics of Demographic Processes in the Russian Far East as a Condition of Economic Development.
  6. Дробышева И. Год новых задач.
  7. Shaolei F., Heng С. Developing the Far East and Chinese-Russian relations: new perceptions and new practices. Valdai Papers. 2019;(107):22.
  8. Ramachandran S. What’s India Doing in Russia’s Far East?
  9. Zuenko I.Y. Russia’s Far East Seeks Partners Beyond China.
  10. Аверков А.А. и др. Районирование Севера России: новые подходы: монография М.: РАГС; 2010. 173 с.
  11. Вербиненко Е.А., Бадылевич Р.В. Финансовое регулирование арктических территорий в зарубежных странах. Фундаментальные исследования 2017;(4):126-132.

Информация об авторах

Лидия Николаевна Широкова – кандидат экономических наук, доцент, ведущий научный сотрудник ФГБУ «ВНИИ труда» Минтруда России, Москва, Россия

Лариса Львовна Мосина – кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник ФГБУ «ВНИИ труда» Минтруда России, Москва, Россия

Виктория Павловна Старокожева – аналитик отдела заработной платы и доходов населения, ФГБУ «ВНИИ труда» Минтруда России, Москва, Россия



Материалы данной статьи не могут быть использованы, полностью или частично, без разрешения редакции журнала «Социально-трудовые исследования». При цитировании ссылка на ФГБУ «ВНИИ труда» Минтруда России обязательна.


Другие записи